12 марта - День освобождения Вязьмы от немецко-фашистских захватчиков

"Войска Западного фронта после решительного штурма овладели городом и железнодорожным узлом Вязьма. В боях за Вязьму нашими войсками уничтожено более 9 тысяч вражеских солдат и офицеров, захвачены большие трофеи" 

А.Булгаков || "Известия" №60, 13 марта 1943 года

Асфальтированная дорога Гжатск—Вязьма вздыблена и обезображена во многих местах. У мостов, у перекрёстков нагромождены глыбы смёрзшейся жёлтой глины. Точно скалы, они поднялись на шоссе, вывернутые взрывной волной. Отступая под ударами Красной Армии, немцы подкладывают под каждый, даже небольшой, мостик взрывчатку. Комья земли, груды цемента, обломки досок и брёвна отброшены на сотни метров в сторону. 

Враг разорвал шоссе в десятках пунктов, надеясь затормозить темп нашего продвижения. Тщетная попытка. На всём протяжении пути круглые сутки работают сапёры. Они прокладывают временные мосты, устраивают об'езды, чинят и поправляют дорогу. Движение идёт своим порядком. Проходят транспортные машины, пехота, артиллерия. 

От Гжатска до Вязьмы земля покрыта немецкими блиндажами, дзотами, землянками. 

Деревушки, безымянные высоты становятся местами упорных сражений. Здесь сосредоточены отборные немецкие части так называемой «московской группировки» противника. Опрокинутые нашими войсками западнее Гжатска, они попытались использовать естественные рубежи в виде холмов, тянущихся на многие километры. Подступы и дороги враг прикрывал сильным огнём. 

Наше командование высадило на фланге у немцев десанты автоматчиков на аэросанях. Десантники завязали бой в деревне. На другом фланге танкисты подразделения, где командиром т. Теценко, искусно преодолели танковый ров и неожиданно для немцев появились на высотах. 

Пехота устремилась за танками. Завязался рукопашный бой, в котором отличилось много бойцов. Старшина Соколов со своим отделением взорвал гранатами три немецких блиндажа. Немецкий пулеметчик ранил Соколова. К командиру бросился боец Акимов и начал его перевязывать.

— Я потерплю, — сказал Соколов. — Бегите, Акимов, помогите нашим! 

Противник был раздавлен танками и пехотой. Преследуя врага, танкисты ворвались в населённый пункт, откуда немцы готовились бросить в контратаку девять своих машин. Стремительными, умелыми действиями танкистов во главе с т. Теценко замысел врага был сорван. 

Потерпев поражение в этом районе, немцы попытались закрепиться на рубеже реки. Они взорвали шоссейный мост через реку. Западный берег её ощетинился десятками пулемётов, орудий, минометов. 

Сапёры под огнём врага таскали бревна и готовили строительный материал для переправы. Пытаясь приостановить эти работы, немцы ввели в бой дальнобойную артиллерию и шестиствольные миномёты. Земля почернела от разрывов снарядов. Немцы в этом районе выпустили около 5.000 снарядов. Наши маневренные подразделения прорвались к реке в стороне от шоссе и форсировали её. Пехота ворвалась в деревню. Обойдённый враг, боясь окружения, принужден был оттянуть свою артиллерию. Переправе уже не угрожал артиллерийский обстрел, и наши части двинулись по шоссе на запад.

Дальнейшие попытки немцев удержаться на рубеже реки тоже потерпели неудачу. 

Захваченный в плен командир 8-й пулемётной роты одного немецкого полка Гельмут Кифер показал, что их полк был брошен из резерва с задачей во что бы то ни стало закрепиться на реке. Пулемётная рота имела на вооружении 8 станковых и 11 ручных пулемётов. Ей была придана также миномётная батарея. Всё это было сосредоточено на участке протяжением немногим больше километра. 

— Ваши солдаты проникли к нам в тыл и ночью истребили почти всю мою роту, 120 человек, — говорит Кифер. 

Части Красной Армии продолжали между тем теснить противника. Бой за Вязьму всё усиливался. Наши войска охватывали город полукольцом. Десанты отрезали противнику возможные пути отхода.

Штурм 

«На реке Вязьма оказать решительное сопротивление, для чего каждой пулемётной роте придать 4 противотанковых орудия, 2 крупнокалиберных пулемёта и миномётную батарею». 

Этот приказ был найден ночью у убитого немецкого офицера Эрнста Гребнера. 

Прочитав приказ, полковник Яблоков распорядился срочно создать подвижные штурмовые группы. На рассвете бойцы нашего ударного подразделения просочились через реку Вязьма, зашли в тыл немцам и завязали упорный бой. Одновременно бросилась в атаку пехота. 

Полукольцо наших атакующих войск всё крепче сжималось вокруг немцев на подступах к городу. С севера, запада и юго-запада к Вязьме с боями рвались части генералов Горлова и Поленова.

Наступил вечер. Узенький серп луны поднялся над полями сражений, над изрытой снарядами землёй. Подошли кухни с горячей пищей. Много километров с боями, в невероятно трудных условиях прошли бойцы за этот день, неся вперёд славу советского оружия, ежеминутно, на каждом шагу проявляя изумительную храбрость и железную стойкость. 

Ночью в части пришёл приказ. Решительный штурм Вязьмы был назначен на 24.00. 

Каждому подразделению хотелось первым ворваться в город, чтобы водрузить над ним советское знамя. Атаку начали артиллеристы. Их поддержали мощным огневым налётом гвардейцы-миномётчики. Под прикрытием огневого вала двинулась на штурм пехота. Танкетки и броневики прорывались вперёд и подавляли огневые точки немцев. 

Гитлеровцы яростно защищались. Они втянули во многие дома противотанковые пушки и крупнокалиберные пулемёты. Из окон немцы вели огонь по наступающим подразделениям. Перекрёстки дорог защищались вкопанными в землю танками. 

Ничто не могло сдержать советских бойцов. 

Штурмовые группы проникли на железнодорожную станцию, а затем просочились в город. Гранатами бойцы уничтожали немецкие пулемёты, расстреливали автоматчиков врага. 

Ночью наши подразделения обошли город с северо-запада, угрожая тылу немцев. 

12 марта, в 4 часа 15 минут, бойцы полковников Яблокова и Петерса ворвались в город и захватили окраинные улицы Вязьмы. Майор Рыжак под грохот еще продолжавшегося боя водрузил на одной из улиц освобождённого города красный флаг. 

В городе 

Вместе с передовыми частями мы вошли в город Вязьму.

В течение получаса мы шли, взбираясь на глинистые скалы, спускались в рвы, перескакивали с глыбы на глыбу. Эти нагромождения остались там, где когда-то возвышался виадук на пересечении шоссейной и железной дорог Москва—Вязьма. Шоссе в этом месте оказалось взорванным на протяжении 300—400 метров. 

У бойцов, командиров самое название города, самое слово «Вязьма» заставляло учащённо биться сердце. Многие из них в этих местах получили своё боевое крещение. Здесь, неподалеку от Вязьмы, они участвовали в жарких боях с врагом, сдерживая фашистские орды, рвавшиеся к Москве. У многих в этих местах в жестоких схватках с врагом погибли товарищи и близкие люди. Но сейчас, когда город уже перед глазами, люди с дрожью в голосе спрашивали друг у друга: 

— Неужели это Вязьма? 

Перед нами дымились развалины когда-то прекрасного старинного русского города. Дома, церкви — всё было черно от дыма. Мы искали глазами знаменитый вяземский элеватор. Он возвышался у самого виадука. Это было огромное вместилище хлеба. Теперь на месте его дымились развалины. 

Немцы предали город огню и разрушению.

Сжав зубы, молча проходил бойцы и командиры по улицам, вдоль разрушенных, ещё дымящихся домов. 

— Осторожнее, здесь мины! 

Какой-то старик поднял руку, а затем проводил всю группу бойцов по безопасной дороге. 

Навстречу нам попались женщины. 

— Здравствуйте! Здравствуйте! — радостно повторяли они, с непередаваемым чувством произнося это простое слово приветствия. 

— Здравствуйте, — отвечали бойцы. 

— А где ваши дома? — спросил один из бойцов, видя, что женщины стоят с узлами на дороге. 

— Нет у нас теперь жилья. Всё немцы спалили. 

Невозможно перечислить, какие дома уничтожили и сожгли гитлеровцы в городе. Скорее можно по пальцам пересчитать то немногое, что чудом уцелело среди пожарищ. 

Из щелей, из заваленных пеплом подвалов постепенно выходят люди. Лишь немногим из жителей Вязьмы удалось спастись от немецкого рабства. Тысячи мужчин, женщин и подростков из этого города и окружающих его сёл немцы угнали с собою в тыл. 

Мы стоим у сарая, где лежат тела восьми граждан Вязьмы, расстрелянных за отказ уйти из города. 

— У меня угнали двух дочерей и сына, — говорит старик и вытирает слёзы. 

— С утра, — рассказывает пожилая женщина, — появлялись команды поджигателей. Они выгоняли жителей на улицы, обливали дома бензином и зажигали их из ракетниц. 

Двое мужчин ведут под руки человека в лохмотьях, худого, как скелет, еле передвигающего ноги. 

— Это пленный красноармеец, — говорит женщина. — Боже, что с ними только делали немцы! Мучили голодом, избивали палками. Каждый день в яму сваливалось по двадцать-тридцать трупов. 

Никакие жестокости не могли сломить советских людей. Вокруг Вязьмы действовали сильные партизанские отряды. Жители Вязьмы деятельно помогали им. Даже дети мстили немцам, как могли. Совсем недавно вяземские пионеры сожгли сорок немецких автомашин с продовольствием. Немцы поймали на улице первых попавшихся мальчиков и девочек и расстреляли их. Геройски погибло 26 ребят. 

Постепенно улицы Вязьмы оживляются. Со всех концов города на Советскую площадь стекаются люди — дети, старики, женщины. Они наперебой выражают свою радость, свою благодарность Красной Армии, освободившей Вязьму от немецкой оккупации.

Начинается митинг граждан освобождённой Вязьмы. На трибуну поднимаются бойцы и командиры, рабочие, домохозяйки, представители городских властей, которые уже прибыли в город, партизаны. 

Под громкие приветственные крики, под грохот пушек, ещё ведущих огонь по врагу с позиций у Вязьмы, водружается победное красное знамя на здании городского Совета. Среди дымящихся развалин участники митинга клянутся жестоко отомстить врагу за все его злодеяния, восстановить, поднять из развалин старинный русский город — освобождённую Вязьму. 

// А.Булгаков, спец. корреспондент «Известий». 

Гор. ВЯЗЬМА, 12 марта.